1200 ресторанов автоматизировано
Ваш город: Ростов-на-Дону
+7(863)310-98-38
ул. Малиновского, 3
info@lemma-group.ru
пн-пт с 9:00 до 18:00

Статьи

  • «Бурбон будем подавать с огуречным рассолом»: особенности малых городов
    ЛЕММА приехала к Карену Алексаняну, пионеру автоматизации и директору Resta Group из Азова. Хотели понять (не уверены, что поняли) пищевые пристрастия жителей города, который в 150 раз меньше Москвы. И неожиданно получили красочную инструкцию, как открыть бургерную за миллион и продавать по два бургера в минуту. Это для вас, начинающие рестораторы и любители кунжутных булочек с котлетами!
  • «Мы вернем инвестиции за два года»: Максим Попов о гастрономической улице StrEat
    38 баров и ресторанов, 10 000 рублей за квадратный метр, полное технологическое обеспечение и могучий пиар — это первая гастрономическая улица в стране. ЛЕММА спросила основателя проекта, откуда корни «уличной» идеи, почему он оставил Даниловский рынок, которым руководил пять лет, и как дела у его фермы под Рязанью.
  • «Хотите попробовать блюда моей мамы?»: как испанский ресторан с хозяйкой из Латвии стал хитом в TripAdvisor
    Тенерифе — большой испанский остров в Атлантическом океане с миллионом жителей. Три года назад здесь, в курортном городке Плая-де-лас-Америкас открылся небольшой семейный ресторан «La Casita De Taby» (рус. «Домик Таби»). ЛЕММА ненадолго отвлекла хозяйку Табиту Таутере от хамона и осьминогов, чтобы узнать, чем «Домик» отличается от десятков островных ресторанов и почему паэлью лучше поискать в другом месте.
  • «Мы не стейк-хаус. Мы самый доступный стейк-хаус»: чудеса позиционирования от Кирилла Мартыненко
    Основатель сети «Торро гриль» держит цены ниже, чем у других стейк-хаусов — а фудкост всё равно меньше 30%. Чтобы получить их франшизу, надо выполнить жесточайшие условия — но все довольны. Партнер Кирилла Мартыненко лично отправляется за магаданской креветкой в суровый Татарский пролив — но они никак не решатся убрать салат цезарь из меню. ЛЕММА узнала, как устроена 11-летняя сеть и почему у них никогда не будет стейка Нью-Йорк.
  • Арсен. Вадим. Татьяна. Три истории про еду, конкуренцию и главных спасителей — менеджеров среднего звена
    Поговорили с основателями небанальных проектов. У Арсена премиальная шаурма и армянские (!) бургеры в Екатеринбурге. Вадим открыл в Иваново ирландский паб с русским крафтом. А Татьяна умудряется 23 года держать кондитерское производство в Питере и уживаться с гигантскими сетями вроде «Буше».
  • «Мы сейчас не заигрываем с молодежной аудиторией»
    Мария Есауленко — директор по маркетингу могучей империи ресторанов, кафе, фастфуда, оливковых рощ, фестивалей еды и даже спортивных площадок. Всё это называется «Массандровский пляж». Мы узнали у Марии, нужна ли реклама на «лучшем пляже России», надо ли пиариться на хайпе, что делать с негативом на Трипэдвайзере и что подумает дядя Петя про их люля-кебабы. Три человека, которые первыми прочитали это интервью, в конце прослезились. Проверьте себя на гастросентиментальность!
  • Кондитерские «Буше»: «Мы принципиально не занимаемся маркетингом и рекламой»
    В сети «Буше» почти сорок точек, рост выручки — «ощутимый». Они обыгрывают свое название, подчеркивая особое расположение корпоративного духа: бушевная атмосфера, бушевное производство, бушевная розница. Они даже снимают бушевное кино с Хабенским и «Кастой». Вместе с Романом Певзнером, коммерческим директором «Буше», мы постигали необычную философию питерской сети.
  • Вместо кредитного айфона — ужин в ресторане. Как Дмитрий Левицкий объявил войну нашей культуре потребления
    Основатель сети «Дорогая, я перезвоню» и фестиваля GASTREET собирает ресторанный альянс. В союзники берет любого, кто хочет, чтобы ресторанная отрасль России была как в Европе — не обязательно иметь свой ресторан. Мы узнали, какая тактика у Дмитрия Левицкого и зачем он попутно расстреливает кальяны.
  • «Пармезан швейцарский — это совсем другой пармезан»: как приходится выкручиваться в Челябинске
    Татьяна Заславская однажды просто взяла и переманила повара из чешского курортного ресторана к себе в Челябинск. Прямо из-под носа шефа. Свой первый ресторан она назвала в честь австрийского горнолыжного курорта, а француза-наставника нашла в Куршевеле.
  • Город тюльки, бычков и форшмака: как делают ресторанный бизнес в Одессе
    В Бельгии котелок мидий стоит 1400 рублей. В одесском ресторане килограммовый котелок с черноморскими мидиями и багетом стоит 440 рублей. Каково работать в городе, где блюдо из камбалы считается деликатесом? — Узнали у Надежды Чебановой, которая управляет рестораном «Котелок» и открыла неведомое нам рыбное блюдо — цацу.

Ваши ФИО*:
Компания*:
Должность*:
E-mail*:
Телефон*:
  Защита от автоматического заполнения
Символы с картинки*:
 * - обязательные поля